Re

Вот думаю, удалить журнал или продолжать вести?

Вечный вопрос



Обычным вопросом многих, приходящих в Бюро, был: "Что дает Добровольческая организация?" На него мог быть лишь один ответ: "Винтовку и пять патронов"...

Источник: С.В. Волков "Трагедия русского офицерства".
Фото: shooting times

Барачная субкультура



Насаждая комитеты бедноты, большевики фактически взяли курс на раскол крестьянства и единой аграрной, антифеодальной революции, что также способствовало развитию широкомасштабной гражданской войны в стране. Председатель ВЦИК Я. М. Свердлов заявил, например, 20 мая 1918 года: «Только в том случае, если мы сможем расколоть деревню на два непримиримых враждебных лагеря, если мы сможем разжечь там ту же гражданскую войну, что и  в городе, только тогда мы сможем сказать, что мы по отношению к деревне сделали то, что смогли сделать для городов».

Впрочем, ряд авторов даёт вышеназванным событиям несколько иное объяснение. Они видят в них коллизию столкновения крестьянской антифеодальной и общинной революции с городской, государственной и антикапиталистической революцией, конфликт радикальных и традиционных (связанных с общиной и общинным образом жизни) ценностей, противостояние культур деревни и города.

По мнению английского историка О. Файджеса, в это время «язык более, чем когда-либо, определял крестьянскую самоидентичность и объединял их против образованных классов города».

«Традиционное крестьянское недоверчиво-подозрительное отношение к власти, к городу, накапливавшееся веками общественного разделения труда, переросло в глухую ярость, как только возникла опасность разрушения военно-коммунистической идеологией и политикой привычного крестьянского уклада», — к такому выводу, в частности, пришли С. А.  Есиков и Л. Г. Протасов, исследовавшие «антоновщину». Крестьянские выступления переросли в войну общины с городом за право не платить налоги и за избавление от вмешательства в свои дела.

Размышляя о долгосрочных социальных последствиях российского катаклизма, М. Хильдермайер писал: «Победа большевиков вытеснила из страны не только монархистов, но и приверженцев февральского режима. С ними распался и весь тот социальный слой, который проводил в поздней царской империи процесс модернизации во всех её многообразных аспектах. Главные действующие лица индустриализации, парламентаризма и демократии, публицистической общественности, просветительства, бурного подъёма художественных и культурных творческих сил погибли, эмигрировали или ушли в безвестность». В результате процесс обновления «по западному образцу» был прерван. «Революция и гражданская война в России, — добавляет этот же историк, — оказались более радикальны, чем их предшественники, и в том, что выкинули значительную часть производительных сил страны на пресловутую «свалку истории».

Произошли «усреднение» социально-культурного уровня населения, архаизация, окрестьянивание социума, ослабление и подавление городской цивилизации. По утверждению В. М. Бухараева и Д. И. Люкшина, именно ползучее влияние «общинной революции», подавившей острова  городской культуры, и сельские мигранты создали «барачную» субкультуру, где смещённые пласты и обломки сельских традиций переплетались с наспех усвоенными ценностями квазигородской «цивилизации». Режим делал всё для искусственно-принудительного усиления процессов маргинализации.


Голдин Владислав Иванович, Россия в Гражданской войне.
Очерки новейшей историографии (вторая половина 1980-х — 90-е годы)

С новым, семнадцатым годом!



«...Подводя итог прожитого московскими обывателями 1916 года, обозреватель газеты «Раннее утро» отмечал:

«...Как-никак, а 1916 год мы встретили на более отрадном фоне обывательской жизни, чем 1917-й.
Во всех отношениях. (...)

Вступая в 1916 год, мы еще не имели понятия о хвостах и даже совсем не "предчувствовали".

Была дороговизна, но не было "хвостов". Обыватель приходил в лавку, в булочную, в молочную и получал что ему требовалось.
К весне стали замечаться рост цен на продукты и первое появление "хвостов".

Сначала они были "умеренных размеров", но по мере приближения к осени они стали расти и расти.

"Хвосты" получили наименования. Были хвосты "мясные", "молочные", "хлебные", "яичные", а к концу года даже "денатуратные".
Обыватели впряглись в "хвостовую повинность"; получение предметов первой необходимости превратилось в сплошную муку.
Стояние в "хвостах" повело к увеличению простудных заболеваний, а в декабре был даже зарегистрирован случай смерти при стоянии в "хвосте".

И в новый год мы вступаем при наличности "хвостов". (...)
Год прожит.
Вступаем в новый.

И не теряем надежды на то, что:
— Перемелется — мука будет!

И не только мука, но и мясо, и масло, и крупа, и яйца, и трамвайные порядки "по повышенному тарифу"!..» (стр. 281-282).

«Повседневная жизнь Москвы. Очерки городского быта в период первой мировой войны» / Владимир Руга, Андрей Кокорев. – М.: АСТ:: Астрель; Владимир: ВКТ, 2011. – 678 с.

В светлое будущее с Колчаком

Телеграмма от Семиреченского казачьего войска (не позднее 21 ноября 1918 г.)

В кровавую годину потрясений, превративших могучую Русь в развалины перед лицом обессиленного несчастьями и анархией русского народа, раздалась весть о рождении единой власти. Придя на великий подвиг в дни русской славы, Вы, испивши чашу страданий с горячо любимой вами родиной, не покинули ее и в годину ее унижения, чтобы в решительным момент государственной жизни, как верный сын России, облеченный доверием лучших людей ее, встать во главе государства и повести его единой волей к светлому будущему.

Мужайтесь, адмирал, исстрадавшийся народ давно ждал Вас и, дождавшись, ныне исцеленный, воспрянет и под Вашим водительством и Вашей властью восстановит Россию из развалин. Со всем казачеством и лучшими сынами Родины Семиреченские казаки – верный страж Русской Государственности на далекой окраине, идут за Вами и ждут Ваших повелений.

Войсковой атаман Семиреченского казачьего войска, генерального штаба полковник Ионов.
Председатель Войскового правления Сотник Астраханцев.
Советник, Войсковой Старшина Степанов.

Источник: газета «Русская армия» № 4 от 22 ноября 1918 г. в рубрике «Ночные телеграммы».

Цитируется по книге: «Приветственные послания Верховному правителю и Верховному Главнокомандующему адмиралу А.В. Колчаку. Ноябрь 1918 – ноябрь 1919 г.» - СПб.: изд. Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2012 – 560 с.

Цитата из Митрофанова

«… обращенность большевизма к низменным сторонам народной души и привлекала к нему значительные слои русского народа. Она, по существу, и сделала неизбежным поражение Белого движения, которое апеллировало к традиционным церковным и государственным символам, потерявшим былое значение для русского народа.

Именно поэтому, говоря о Гражданской войне, приходится констатировать ту печальную истину, которую не хотели признавать многие участники Белого движения: поражение белых в этой войне стало не только результатом неприятия большинством народа этого движения, но стало величайшим грехопадением нашего народа».

Протоиерей Георгий Митрофанов

«Духовно-нравственное значение Белого движения»

Крестовый поход

0_7d86b_ff5f8380_orig_1.jpg
"Кроме национального, было еще сильно развитое религиозное чувство.

Не случайно многими активными борцами с большевизмом белое движение ассоциировалось со священным «Крестовым походом», с борьбой с Сатаной, захватившим родную землю и помутившим рассудок соотечественников".

Слободин В.П. Белое движение в годы гражданской войны в России (1917–1922 гг.). — М.: МЮИ МВД России, 1996.

На фото: Д.А. Шмарин "За Русь Святую"

Песен нету

«А еще дальше пленный солдат объясняет, что терпеть до слез нельзя, когда белые поют... Про «Дуню Фомину» услышал, так и потянуло. «Это тебе не «тырционал»...
Большевики, должно быть, понимают, что песни порою бывают сильнее печатной прокламации. Полковник Ставский отобрал в Елизаветине у пленного комиссара карандашное донесение по начальству». «Идут густыми колоннами и поют старые песни...»

А. Куприн. «Купол Св. Исаакия Далматского»

И СРАВНИТЕ:

"И проходят — цвета пепла и песка —
Революционные войска.
Ох ты барская, ты царская моя тоска!

Нет лиц у них и нет имен, —
Песен нету!"

Марина Цветаева

Другие вы, и всё тут



"В Акимовке, в Северной Таврии, крестьянка из зажиточной семьи заявила: "Почему я за красных? Потому что они наши... мы их не боимся, а вас боимся... другие вы, и всё тут" (стр. 279).

Энтони Кронер, "Белая армия, черный барон" (The White Knight of the Black Sea: The Life of General Peter Wrangel), М., РОССПЭН, 2011 г.

Хлеб убрали и пошли

"На каком-то разъезде поезд стоит целый час – у следующей станции произошло крушение...
— Пассажирский разбился... рельсы разобрали... – рассказывает железнодорожник.
— Да кто же это? – волнуется дама из второго класса.
— Кто? Разве мало здесь... – тянет железнодорожник. – Целые отряды теперь ходят, с оружием... Хлеб убрали и пошли... "

Р. Гуль, «Киевская эпопея» (ноябрь – декабрь 1918 года), из книги «1918 год на Украине».